Snatch

259 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей Рузманов
    Ну вот, а говорили, что в Солсбери были Петров и Баширов. Очки протрите, саксыКак в британском ...
  • Владимир Морж
    Ага. Лягушка не лапками била сметану, а лапки били лягушкой, поэтому она оказалась в середине куска масла.Почему притча о д...
  • Россиянин
    Смысл не втом что было в крынке, а в упорстве. Не сдавайся и достигнешь своей цели.Почему притча о д...

5 грустных фактов про семью, в которой продолжается ГУЛАГ

5 грустных фактов про семью, в которой продолжается ГУЛАГ

73-летняя Елизавета Михайлова живет в бараке в 300 километрах от Москвы. Ее отца несправедливо осудили как врага народа в 1938 году, и семье пришлось уехать из Москвы. Несмотря на все реабилитации, изгнание все еще не кончилось.

Как стать «врагом народа»

Родители Елизаветы — Семен Михайлов и Антонина Шемянская. Зимой 1937 года Семена арестовали за «участие в антисоветской организации правых и вредительство». Он проходил свидетелем по делу невиновного обвиняемого, отказался свидетельствовать против него и стал врагом народа.

Семену запретили появляться в Москве и вообще любых крупных городах, но в 1947 году после освобождения он нашел способ приехать к жене. А через 9 месяцев родилась Елизавета.

5 грустных фактов про семью, в которой продолжается ГУЛАГ

Семен Михайлов. Фото: takiedela.ru

Как жили «враги народа»

Антонину вынудили уволиться и уехать из Москвы. Ее не брали на работу, дети голодали. Через 2 года Семена снова осудили — теперь уже на 25 лет. Тогда ему было 45. Он уехал на Дальний Восток, семья осталась жить в Молдавии.

На Елизавету и ее сестер все время давили. Они с большим трудом добились того, чтоб получить высшее образование и работу. Елизавета стала врачом, но ей все время говорили: «Не дай бог что — ты знаешь, кто у тебя отец».

Их реабилитировали, но это не помогло

В 1991 году вышел закон «О реабилитации жертв политических репрессий». Запрет проживания в крупных городах наконец-то перестал действовать. Елизавета обратилась в суд, чтоб им помогли вернуться в Москву. Но документально доказать, что Антонина уехала из Москвы из-за давления и травли, а не по собственному желанию, не получилось.

Тогда они решили перебраться поближе к Москве сами. На скопленные деньги купили половину барака в 300 км от Москвы. Дом был в ужасном состоянии, женщины сами ремонтировали его целых 8 лет, а переехали только в 2016 году. Но в поселке все еще нет ни сберкассы, ни аптеки. Связь практически не ловит, нет горячей воды.

5 грустных фактов про семью, в которой продолжается ГУЛАГ

Елизавета Михайлова на ж/д станции Золотковский, возле которой находится ее дом. Фото: takiedela.ru

Государство обещает дать квартиру, но в очереди придется постоять 30 лет

В конце 2019 года Конституционный суд постановил, что нужно компенсировать ущерб жертвам репрессий. Государство обязано выделить им бесплатное жилье в городе, где семьи проживали до репрессий. Нужно всего лишь подтвердить статус жертвы репрессий и встать в очередь.

Только вот в очереди на социальное жилье придется постоять 25–30 лет. А чтобы попасть в нее нужно проживать в столице не менее десяти лет, быть малоимущим и не иметь собственности.

Сейчас Елизавете — 72, а ее дочерям Нине и Владе — 51 и 47 лет. И пока что им не на что надеяться: они даже не смогли встать в очередь, потому что суд так и не признал их семью репрессированной.

Полторы тысячи человек не могут вернуться домой

В России около 1,5 тысяч жертв репрессий, ожидающих переезда. Институт права и публичной политики и «Международный Мемориал» создали проект «Право вернуться домой». Они помогают таким людям собрать нужные документы и подать обращение.

Но закон, который бы помог жертвам репрессий быстро вернуться домой, до сих пор не принят. Государство так и не выполнило обещание, которое дало почти 30 лет назад: многие из тех, кто стоит в очереди на жилье, никогда его не дождутся.

5 грустных фактов про семью, в которой продолжается ГУЛАГ

Документы и фото из архива Михайловых. Фото: takiedela.ru

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх